О НЕ САМОМ ПРЯМОМ ПОВОРОТЕ

Вводные:

Сделка по купле-продаже 5 объектов недвижимости, оплата осуществлена акциями 3 лица. Все объекты перепроданы.

В процедуре банкротства продавца конкурсный управляющий оспорил сделку, доказав, что стоимость полученных акций была существенно ниже полученной недвижимости.

Суд применил т.н. «альтернативные последствия» недействительности сделки: взыскал и стоимость всех 5 объектов в размере 78 млн. рублей и, признав недействительными последующие сделки по перепродаже в части 2 объектов (т.н. «цепочку сделок»), вернул 2 объекта в конкурсную массу.

Такая возможность предусмотрена в 63 Пленуме уже 10 лет, но обычно суды и управляющие ею пользуются редко.

Еще 2 объекта конкурсный управляющий вернул в конкурсную массу через отдельные иски.

А 1 объект остался в собственности добросовестного приобретателя, его стоимость по отчету об оценке, представленному в дело, составляла 3,5 млн.

Возврат объектов в конкурсную массу не помешал управляющему, действуя не вполне добросовестно, предъявить исполнительный лист к покупателю на все 78 млн. рублей.

На счете покупателя на тот момент находилось 7 млн., которые были списаны в пользу банкрота.

Письмо в адрес конкурсного управляющего о возврате осталось без ответа.

Я обратилась в суд с заявлением о повороте исполнения судебного акта.

Конкурсный управляющий на это обстоятельство отреагировал своеобразно: выставил на торги право требования по исполнительному листу на все 73 млн., хотя 7 из них уже получил.

Я обратилась в арбитражный суд с заявлением о применении обеспечительных мер.

Мне удалось доказать масштаб возможных негативных последствий. В результате суд не только применил обеспечительные меры в виде запрета торгов и запрета управляющему распределять полученные средства, но и перенес судебное заседание на более раннюю дату.

Что в Арбитражном суде Краснодарского края сродни чуду.

Конкурсный управляющий занял очень интересную позицию: дескать, когда я шел с иском по сделке, то думал, что покупатель фирма-«прослойка» без имущества, по поводу определения рыночной стоимости объектов заморачиваться не стал, экспертизу не просил, согласился с представленными покупателем отчетами об оценке. А вот теперь, когда понял, что деньги то у покупателя есть, надо судебный акт пересмотреть, цену изменить и взыскать с него не 3,5 млн. за этот объект, а все 20.

Позиция тем неожиданная, что ею управляющий фактически признал причинение должнику своим бездействием убытков почти на 17 млн. рублей.

Суд позиция управляющего очень заинтересовала, заседание отложили, а нам предложили дополнительно обосновать свои позиции со ссылкой на практику. Причина: вы же не все решение исполнили, а только часть, докажите, что я не могу изменить цену имущества с учетом цены на дату возврата средств (до этого конкурсный управляющий не додумался и этот тезис не развивал).

Сложность заключалась в том, что практики по схожим по фактическим обстоятельствам делам не было от слова совсем. Пришлось проявить творческий подход: подвести теоретическую базу о правовой природе института поворота судебного акта и невозможности внести изменения в уже вступивший в законную силу судебный акт и подобрать релевантную практику.

Это сработало: в следующем заседании все обсуждение свелось к вопросу «Почему конкурсный управляющий думает, что суд может пересмотреть вступивший в законную силу судебный акт?».

Но конкурсный управляющий и тот самый добросовестный покупатель на этом не остановились и пошли в суд с апелляционной жалобой.

Суд апелляционной инстанции волновал только расчет, из чего сложилось первоначальная сумма в 78 млн. рублей. Поскольку в заседании все участвовали онлайн, для предоставления расчета заседание суд отложил.

В рамках отложения я представила мотивированный расчет со ссылкой на листы дела, содержащие отчеты об оценке (в первом заседании в апелляции добросовестный покупатель попытался разыграть карту - «а я эти отчеты в материалах дела не видел, значит их нет»).

И долгожданная победа: определение оставлено без изменения и вступило в законную силу.

Осталось получить исполнительный лист и взыскать 3,5 млн. рублей. С учетом наличия средств в конкурсной массе и, на крайний случай, суммы страховки арбитражных управляющий в 10 млн. рублей))) это просто вопрос времени.

Конкурсный управляющий, в отличие от других участников дела о банкротстве, имеет возможность подавать любые, даже надуманные заявления и жалобы, а все потому, что судебные расходы по его требованиям взыскиваются не в формате текущих платежей, а фактически за реестром, и материально он ничем не рискует.

#оспариваниесделокбанкротство #адвокаткраснодар

37 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

С 2017 года существенно ужесточилась практика субсидиарной ответственности контролирующих лиц (руководителей, собственников и других лиц, принимающих решения) юридических лиц в процедуре банкротства и

При этих словах большинство людей представляет крупных людей с серьезными лицами и битами. Но эти времена уже в прошлом. Сегодняшнее законодательство позволяет взыскать долги как с организаций, так и

На рынке есть 2 возможных варианта относительно честного отъема денег от желающих списать долги: - юристы и иногда даже не юристы собирают комплект документов, подают в суд и, надеясь на удачу и невоз